Суббота, 16.02.2019, 22:23
Светлана Арыстамбаева


Главная » 2014 » Июнь » 18 » президент Ассоциации высших учебных заведений Казахстана Рахман АЛШАНОВ
13:09
президент Ассоциации высших учебных заведений Казахстана Рахман АЛШАНОВ
Р.Алшанов: В базовом образовании нынешних выпускников школ есть некоторые упущения. Я считаю, что это – последствия "лихих 90-х", когда система среднего образования из-за целого ряда проблем была в упадке
18.06.2014 / интервью

 

Оксана АКУЛОВА, "Время", 18 июня

На вопросы читателей ответил президент Ассоциации высших учебных заведений Казахстана Рахман АЛШАНОВ.
Максат ЗАКИРОВ, вопрос задан по электронной почте:
Мой племянник набрал на ЕНТ 56 баллов без учета баллов за русский язык, основной предмет – физика. Может ли он рассчитывать на поступление в вуз по государственному гранту? На какую специальность лучше подавать заявление?
– В принципе, даже с таким количеством баллов ваш племянник может претендовать на грант, но поступит ли он, зависит от конкурса. Самые популярные специальности – нефтегазовое дело и финансы, на них проходят даже не все медалисты. Претендентов может быть 600-800 человек, а мест всего 50. Но есть ряд специальностей, на которые выпускники идут неохотно, это лесное хозяйство или пчеловодство, например.
Что же касается специальности, на которую вашему племяннику лучше подать документы, то она в первую очередь зависит от того, кем он хочет стать. Скажу лишь, что сейчас достаточно много грантов выделяется на технические и энергетические специальности – инженерные направления, горное дело, энергетика и связь, теплоэнергетика. Время еще есть: сходите в технические вузы, переговорите с членами приемной комиссии, там вам подскажут, куда лучше поступать.
Если же говорить в целом, то из-за демографического спада середины 90-х в этом году абитуриентов на порядок меньше. Если раньше на поступление в вуз претендовали 132 тысячи, 112 тысяч человек, то в этом году около 70 тысяч. При этом количество грантов не сократилось – их около 32 тысяч. Так что шансы у нынешних абитуриентов возросли, и эта тенденция сохранится в ближайшие несколько лет.

Виктория ПОНОМАРЕВА, Алматы:
Я собираюсь сдавать документы в университет "Алматы". Насколько он надежен и не попадает ли в список вузов, подлежащих сокращению? Есть ли эти списки в свободном доступе, Интернете например? Ведь людям очень важно знать, куда они поступают.
– Во время оптимизации объединились университет непрерывного образования и академия моды "Сымбат", создав университет "Алматы", о котором вы говорите. Так что речь о его сокращении не идет.
В Министерстве образования и науки есть список примерно из 30 высших учебных заведений, находящихся в зоне риска. Но публиковать этот список пока нельзя: сегодня он появится в свободном доступе, а завтра руководство этих вузов подаст на МОН в суд. Ведь ректорат может сказать: "Мы пытаемся устранить недостатки, делаем все, чтобы соответствовать предъявляемым критериям". Сейчас министерство пытается отозвать лицензии у двух-трех вузов по Казахстану, по этому поводу идут судебные разбирательства. Представители учебных заведений пытаются доказать, что для их закрытия недостаточно оснований. И до того момента, пока не будет вынесено решение суда, нельзя говорить о том, что вуз закрывается.
Вообще, советую внимательно выбирать будущую alma mater. Нужно приехать в вуз, походить по коридорам, посмотреть, есть ли там кабинеты, учебное оборудование, поговорить со студентами, почитать отзывы в Интернете, посмотреть рейтинги. Здесь есть еще очень важный момент: как правило, в слабых вузах, которые могут попасть под сокращение, учатся выпускники, набравшие минимальные баллы во время ЕНТ, туда не идут медалисты. Такие вузы поддерживают те, кто плохо учится, и они согласны на те невысокие условия, которые им предлагают.

Арман, вопрос задан по электронной почте:
Отражают ли рейтинги вузов реальную картину? Можно ли опираться на них, выбирая учебное заведение? Или здесь тоже действует принцип: кто подмажет – тот поедет?
– В Казахстане есть два рейтинга в сфере высшего образования: первый составляется по специальностям, второй – по самим вузам. Они учитывают очень много критериев, например опрос работодателей и студентов, находятся в открытом доступе и, в принципе, отражают реальную картину. На них вполне можно опираться.

Марина ЦВЕТКОВА, Астана:
Вы член общественного совета по оптимизации вузов страны и знаете все проблемы изнутри. Периодически в СМИ мелькает информация о том, как не могут поделить власть и определиться с названием нового вуза ректоры учебных заведений, которые вынуждены объединиться для того, чтобы остаться на образовательном рынке. Как вы считаете, какие проблемы, возникшие в этой сфере, чиновники не смогли предусмотреть заранее?
– Мы приглашали ректоров всех вузов, которые могли попасть под сокращение, и предлагали им объединиться. Процесс пошел: в прошлом году в Казахстане слились 15 вузов в Алматы, Караганде, Семее, Атырау, Уральске. Но ректоры некоторых учебных заведений в Кызылорде, Шымкенте и Таразе до сих пор не могут этого сделать из-за собственных амбиций, все же привыкли быть хозяевами. Вот один из них нам говорил: "У меня учатся две тысячи человек, а в том вузе, с которым вы мне предлагаете объединиться, всего 200. Как мы можем быть равными? Пусть объединяется с нами на правах факультета". Но второй ректор не согласен. В таком случае министерству нужно проявлять принципиальность. Встречаются и такие прецеденты: как только комиссия ставит вузу оценку "неудовлетворительно", тут же вступает в силу "телефонное право", на членов комиссии оказывается давление. В этой ситуации руководство МОН должно всецело поддерживать комиссию и довести начатое ею дело до конца. Вся проблема не в том, что были разработаны какие-то якобы некорректные критерии оценки вузов, а в высокой степени лоббизма в этой сфере. Есть материалы проверки, но когда дело доходит до вынесения окончательного решения, начинаются звонки "сверху" с просьбой не закрывать тот или иной вуз. И процедура закрытия учебного заведения растягивается. С этим нужно что-то делать.

Вопрос газеты "Время":
Вы педагог с 40-летним стажем. Насколько и чем отличается уровень знаний сегодняшнего выпускника и человека, закончившего школу, скажем, 30 лет назад? Не кажется ли вам, что система ЕНТ, как часто говорят, попросту обедняет знания наших школьников и учит их лишь механическому запоминанию?
– На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Конечно, в базовом образовании нынешних выпускников школ есть некоторые упущения. Я считаю, что это – последствия "лихих 90-х", когда система среднего образования из-за целого ряда проблем была в упадке. Конечно, среди абитуриентов есть ребята с разным, в том числе и высоким, уровнем знаний, но в общей массе они не могут соответствовать тем критериям, которые предъявляет время.
Сейчас ситуация начинает выправляться, это скажется на будущих выпускниках, но только лет через десять.
Что же касается ЕНТ, то у меня к нему тоже неоднозначное отношение. С одной стороны, как бы то ни было, машина, которая сейчас используется для подсчета результатов, более объективна, чем человек. С другой же – тестирование не всегда дает полное и реальное представление о знаниях абитуриентов, не учитывает их будущую специализацию. Мы разрабатывали проект тестирования, которое будет применяться при 12-летке. Предполагается, что ставшее уже привычным ЕНТ школьники будут проходить после 10-го класса, а после 12-го – профильные тесты, которые будут зависеть от того, куда он собирается поступать. Здесь есть очень важный момент: если отдать процедуру вступительных экзаменов самим вузам, как просят некоторые ректоры, то как тогда быть с грантами, которые выделяет государство? Кто будет контролировать их распределение, кто гарантирует, что их получат действительно сильные ребята.

Алия МАНСУРОВА, Караганда:
Какое место в мировом рейтинге сейчас занимают казахстанские вузы – КазНУ или Евразийский национальный университет, например? Когда в Казахстане появится свои Гарвард и Оксфорд?
– Нужно понимать, что рейтинги бывают разными. Например, западные в приоритет ставят солидный бюджет, это один из серьезных показателей вуза. Но только по нему мы никогда не сможем догнать европейских или американских визави. Сейчас МГУ предлагает разработать свой рейтинг для вузов России, Казахстана и Белоруссии, который в первую очередь будет ориентирован на уровень преподавательского состава и подготовки студентов, а не на деньги. Но, несмотря на все вышесказанное, КБТУ, КазНУ им. Аль-Фараби, Евразийский национальный университет им. Гумилева, КазНТУ им. Сатпаева вошли в мировые рейтинги и занимают строчки в районе 250-290-го места. Нужно учитывать, что сейчас в мире около 20 тысяч высших учебных заведений, в которых обучается свыше ста миллионов студентов. Повсеместно наблюдается тенденция массовости высшего образования, которая связана с тем, что окружающий нас мир усложняется. Уверен, что и в нашей стране могут появиться свои гарварды и оксфорды. Но мне кажется, рейтинги не должны становиться самоцелью, главное – обеспечить нашу экономику сильными кадрами.

Просмотров: 62 | Добавил: АСА | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июнь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 4
-->

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2019 | Сайт создан в системе uCozЯндекс.Метрика